Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе
Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

ОБОБЩЕНИЕ судебной практики по спорам, связанным с применением законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, рассмотренным в 2014–2015 годах

Обобщение судебной практики подготовлено в соответствии с письмом Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Свириденко О.М. от 24.11.2015 № 7-ВС-7577/15 и планом работы Арбитражного суда Магаданской области на 1 полугодие 2016 года.

По результатам проведенного изучения и анализа судебных актов установлено, что споры, связанные с применением законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, разрешаются судьями как гражданского, так и административного судебных составов.

Судьями гражданского судебного состава законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд применяется при рассмотрении дел о взыскании задолженности по контрактам, а также неустоек (штрафов, пеней) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактами. В данных делах, как правило, судьи гражданского состава применяют только статью 34 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ). Трудностей при применении статьи 34 Закона № 44-ФЗ не возникает.

Помимо вышеуказанных споров с применением Закона № 44-ФЗ судьями гражданского состава рассматривались споры:

- о расторжении контракта (договора);

- о признании незаконным одностороннего отказа от исполнения обязательств по договору;

- о признании незаконным одностороннего расторжения договора;

- о признании действий по отказу от заключения государственного контракта незаконными, об отмене протокола отказа от заключения контракта, об обязании заключить государственный контракт;

- о признании контракта расторгнутым;

- о признании недействительными решений аукционной комиссии; о признании недействительными государственных контрактов;

- о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам энергоснабжения.

Судьями административного судебного состава в 2014–2015 годах законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд применялось при рассмотрении заявлений организаторов и участников торгов, которыми оспаривались решения антимонопольного органа, принятые по результатам проверок соблюдения законодательства о контрактной системе.

1. Контракт (договор), заключенный по результатам торгов, может быть расторгнут в судебном порядке при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предусмотренные контрактом (договором) обязательства не будут выполнены в установленный срок. При этом суд должен проверить соблюден ли истцом досудебный порядок урегулирования спора и не достигнуто ли между сторонами соглашение о расторжении спорного контракта (договора) (дела №№ А37-1995/2014, А37-690/2015, А37-854/2015).

При рассмотрении дел, в рамках которых разрешались требования истцов о расторжении договоров (контрактов), судом применялись положения статьи 95 Закона № 44-ФЗ, главы 29 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Мотивируя судебные акты, судьи указывали следующее.

В силу части 8 статьи 95 Закона № 44-ФЗ расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством.

Заказчик вправе принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным ГК РФ для одностороннего отказа от исполнения отдельных видов обязательств, при условии, если это было предусмотрено контрактом (часть 9 статьи 95 Закона № 44-ФЗ).

В силу пункта 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Согласно статье 452 ГК РФ, соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное.

Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

На основании вышеизложенного и учитывая наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что в предусмотренный контрактом (договором) срок подрядные работы не будут выполнены, что истцом соблюден досудебный порядок урегулирования спора, что сторонами не достигнуто соглашение о расторжении спорного контракта (договора), требования истцов были удовлетворены.

Решения по делам №№ А37-690/2015, А37-1995/2014 не обжаловались. Решение по делу № А37-854/2015 оставлено судом апелляционной инстанции без изменения, подана кассационная жалоба.

 

2. Ненадлежащее исполнение поставщиком (подрядчиком, исполнителем) своих обязательств может являться основанием для расторжения договора заказчиком в одностороннем порядке. Для одностороннего отказа от исполнения договора (одностороннего расторжения договора) достаточно указания на возможность такого отказа в соглашении сторон (дело № А37-1980/2014).

Хозяйственное общество (далее – подрядчик) обратилось в суд с исковым заявлением к федеральному государственному бюджетному учреждению (далее – заказчик) о признании незаконным одностороннего отказа от исполнения обязательств по договору подряда.

В связи с нарушением подрядчиком условий договора заказчик письменно уведомил его о расторжении договора в одностороннем порядке. С указанным решением заказчика подрядчик не согласился, что послужило основанием для обращения с иском в суд.

Отказывая в удовлетворении требований подрядчика, суд сослался на части 8 и 9 статьи 95 Закона№ 44-ФЗ, статьи 715 и 717 ГК РФ, а также указал, что отказ заказчика от исполнения договора мотивирован ненадлежащим исполнением подрядчиком своих обязательств и факт ненадлежащего исполнения подтвержден материалами дела. Решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения договора является законным и обоснованным, в связи с чем, оснований для удовлетворения исковых требований у суда не имеется.

Решение оставлено судом апелляционной инстанции без изменения.

 

3. Если заявка на участие в запросе котировок не соответствовала требованиям документации о закупке, однако участник закупки был допущен к участию в запросе котировок и с ним, как с победителем торгов, был заключен договор, поставка несоответствующего требованиям документации о закупке товара может повлечь односторонний отказ покупателя от договора (дело № А37-824/2015).

Хозяйственное общество (далее – общество, поставщик) обратилось в суд с исковым заявлением к учреждению здравоохранения (далее – покупатель), о признании незаконным одностороннего расторжения гражданско-правового договора на поставку товаров.

Основанием для одностороннего расторжения договора послужило несоответствие поставленного товара требованиям документации о закупке.

Отказывая в удовлетворении иска, суд сослался на части 1 и 2 статьи 33, часть 1 статьи 34, часть 2 статьи 42, часть 1 статьи 73, статью 78 Закона № 44-ФЗ, а также указал, что заявка общества не соответствовала требованиям документации о закупке, в связи с чем, подлежала отклонению в силу части 7 статьи 78 Закона № 44-ФЗ. Однако общество было допущено к участию в запросе котировок и с ним, как с победителем торгов, был заключен договор. При этом в соответствии с условиями договора поставщик принял на себя обязательство по поставке товара, соответствующего документации о закупке. Поставка во исполнение условий договора товара, несоответствующего требованиям документации о закупке, повлекла односторонний отказ покупателя от договора. Отказ покупателя от договора был признан судом законным.

Решение суда первой инстанции не обжаловалось.

 

4. Действия заказчика по отказу от заключения государственного контракта суд признал незаконными, отменил протокол отказа от заключения контракта, обязал заказчика заключить государственный контракт, поскольку включение в банковскую гарантию дополнительных условий не противоречит действующему законодательству, банковская гарантия полностью соответствовала положениям статьи 45 Закона № 44-ФЗ и постановлению Правительства Российской Федерации от 08.11.2013 № 1005 (дело № А37-1592/2014).

Хозяйственное общество (далее – общество, истец) обратилось в суд с заявлением к учреждениям (далее – ответчик) о признании действий по отказу от заключения государственного контракта незаконными, об отмене протокола отказа от заключения контракта, об обязании заключить государственный контракт.

Основанием для отказа от заключения контракта с обществом явилось несоответствие пунктов 1.1, 1.2 и абзаца 2 пункта 2.2 банковской гарантии, представленной обществом, как участником закупки, в качестве обеспечения исполнения контракта, условиям, указанным в частях 2 и 3 статьи 45 Закона № 44-ФЗ и в постановлении Правительства Российской Федерации от 08.11.2013 № 1005 «О банковских гарантиях, используемых для целей Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Удовлетворяя требования истца в полном объеме, суд указал, что спорная банковская гарантия полностью соответствует положениям статьи 45 Закона № 44-ФЗ и постановлению Правительства Российской Федерации от 08.11.2013 № 1005. Включение в спорную банковскую гарантию дополнительных условий (пункты 1.1, 1.2, абзац 2 пункта 2.2 банковской гарантии) в данном случае не противоречит действующему законодательству, поскольку в статье 45 Закона № 44-ФЗ отсутствует указание, что указанный перечень является закрытым.

Решение по делу оставлено судом апелляционной инстанции без изменения.

 

5. Если расторжение контракта допускается в одностороннем порядке, решение поставщика (подрядчика, исполнителя) об одностороннем отказе от исполнения контракта вступает в силу и контракт считается расторгнутым через десять дней с даты надлежащего уведомления поставщиком (подрядчиком, исполнителем) заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта (дело № А37-526/2015).

Образовательное учреждение (далее – истец, исполнитель) обратилось в суд с исковым заявлением к органу исполнительной власти (далее – ответчик, заказчик) о признании государственного контракта расторгнутым на основании уведомления о расторжении контракта.

Удовлетворяя требования истца в полном объеме, суд указал следующее.

В соответствии со статьей 95 Закона № 44-ФЗ расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством.

Поставщик (подрядчик, исполнитель) вправе принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным ГК РФ для одностороннего отказа от исполнения отдельных видов обязательств, если в контракте было предусмотрено право заказчика принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Решение поставщика (подрядчика, исполнителя) об одностороннем отказе от исполнения контракта не позднее чем в течение трех рабочих дней с даты принятия такого решения, направляется заказчику по почте заказным письмом с уведомлением о вручении по адресу заказчика, указанному в контракте, а также телеграммой, либо посредством факсимильной связи, либо по адресу электронной почты, либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование такого уведомления и получение поставщиком (подрядчиком, исполнителем) подтверждения о его вручении заказчику. Выполнение поставщиком (подрядчиком, исполнителем) требований настоящей части считается надлежащим уведомлением заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта. Датой такого надлежащего уведомления признается дата получения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) подтверждения о вручении заказчику указанного уведомления.

Решение поставщика (подрядчика, исполнителя) об одностороннем отказе от исполнения контракта вступает в силу и контракт считается расторгнутым через десять дней с даты надлежащего уведомления поставщиком (подрядчиком, исполнителем) заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта.

В соответствии с разделом 9 спорного контракта расторжение контракта допускается по соглашению сторон, в одностороннем порядке или по решению суда по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством. Расторжение контракта по соглашению сторон и в одностороннем порядке совершается в письменной форме и возможно в случае наступления условий, при которых для одной из сторон или обеих сторон дальнейшее исполнение обязательств по контракту не возможно либо возникает нецелесообразность исполнения контракта.

Как установлено судом, истец отказался от исполнения контракта по причине наступления условий, при которых для одной из сторон или обеих сторон дальнейшее исполнение обязательств по контракту не возможно, а именно в связи с подписанием контракта 09.12.2014 не представлялось возможным исполнить пункты 6, 8, 9 технического задания контракта, а именно, в срок до 15.12.2014 оказать услуги по проведению курсов по повышению квалификации продолжительностью не менее 10 дней для одного слушателя.

На основании изложенного суд пришел к выводу, что на момент заключения спорного контракта обстоятельства существенно изменились, а именно к моменту заключения контракта у исполнителя отсутствовала реальная возможность исполнить свои обязательства надлежащим образом в соответствии с условиями заключенного контракта.

Поскольку уведомление исполнителя о расторжении контракта в одностороннем порядке получено заказчиком 26.12.2014, спорный контракт в силу части 21 статьи 95 Закона № 44-ФЗ с 05.01.2015 является расторгнутым.

Решение по делу оставлено судом апелляционной инстанции без изменения.

 

6. Заявка участника закупки на участие в торгах должна соответствовать требованиям документации о закупках. Если заявка участника закупки не соответствовала требованиям документации о закупках и комиссия незаконно приняла решение о допуске такого участника к участию в торгах, соответствующее решение и контракт могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица (дела №№ А37-298/2015, А37-1067/2015).

В рамках дела № 37-298/2015 судом рассматривалось исковое заявление прокурора к территориальному органу федерального органа исполнительной власти (далее – заказчик), охранному предприятию (далее – общество, исполнитель) о признании недействительными итогов аукциона на право заключения государственного контракта на оказание услуг по охране административного здания заказчика, оформленных протоколом проведения итогов электронного аукциона, о признании недействительным государственного контракта.

По мнению прокурора, в нарушение требований Закона № 44-ФЗ необоснованно признана соответствую­щей требованиям закона и аукционной документации заявка общества по следующим основаниям.

В силу требований Закона № 44-ФЗ исполнитель по контракту должен обладать правом на оказание соответствующих услуг.

Общество является частной охранной организацией и допущено к участию в проведении электронного аукциона в нарушение статьи 31 Закона № 44-ФЗ, Закона Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон № 2487-1), постановления Правительства Российской Федерации от 14.08.1992 № 587 «Вопросы частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» (далее – Постановление № 587).

В силу части 3 статьи 11 Закона № 2478-1 охранная деятельность частных организаций не распространяется на объекты, подлежащие государственной охране, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации.

Постановлением № 587 утвержден перечень объектов, подлежащих государственной охране, в который включены здания (помещения), строения, сооружения, прилегающие к ним территории и акватории федеральных органов законодательной и исполнительной власти, органов законодательной (представительной) и исполнительной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов Российской Федерации.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека включена в структуру федеральных органов исполнительной власти в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 21.05.2012 № 636 «О структуре федеральных органов исполнительной власти», руководство деятельностью которой осуществляет Правительство Российской Федерации. Федеральная служба осуществляет деятельность, в том числе, и через свои территориальные органы. Соответственно, территориальный орган федерального органа исполнительной власти входит в систему федеральных органов исполнительной власти.

Таким образом, по мнению прокурора, административные здания Роспотребнадзора и его территориальных органов относятся к объектам, подлежащим государственной охране и потому должны охраняться государственной охранной структурой, а не частным охранным предприятием.

Отказывая в удовлетворении требований прокурора, суд сослался на статьи 31, 64, 66, 69 Закона № 44-ФЗ, а также указал, что спорный объект не относится к объектам, подлежащим государственной охране, что заявка общества соответствовала требованиям документации об электронном аукционе, в связи с чем нарушений требований Закона № 44-ФЗ при проведении аукциона не допущено.

Решение оставлено судом апелляционной инстанции без изменения.

 

В рамках дела № А37-1067/2015 хозяйственное общество (далее – истец, общество) обратилось в суд с исковым заявлением к государственному учреждению (далее – заказчик) о признании недействительным решения аукционной комиссии заказчика о допуске общества к участию в электронном аукционе и о признании участником аукциона, о признании недействительным государственного контракта.

Сравнив конкретные показатели (характеристики) поставляемого товара, указанные истцом в первой части аукционной заявки, и соответствующие значения, установленные аукционной документацией, суд пришел к выводу, что поскольку первая часть заявки общества на участие в электронном аукционе не соответствовала требованиям аукционной документации, аукционная комиссия заказчика незаконно приняла решения о допуске общества к участию в электронном аукционе и о признании участником аукциона. Основываясь на сделанных выводах, суд признал оспариваемые решения и контракт недействительными.

При вынесении решения суд руководствовался статьями 33, 66, 67 Закона № 44-ФЗ и статьей 449 ГК РФ.

Решение по делу не обжаловалось.

 

7. Если установленная при заключении контракта стоимость тепловой энергии с учетом ее увеличения на 10 % не обеспечила возмещение теплоснабжающей организации стоимости фактически потребленного коммунального ресурса, нормы Бюджетного кодекса Российской Федерации, предусматривающие подтверждение и расходование бюджетных средств только в пределах доведенных до них лимитов бюджетных обязательств и утвержденной сметы доходов и расходов, не могут рассматриваться в качестве основания для отказа в иске о взыскании задолженности при принятии учреждением обязательств сверх этих лимитов (дело № А37-343/2015).

При рассмотрении дела по иску ресурсоснабжающей организации (далее – истец) к потребителю (далее – ответчик) о взыскании задолженности по оплате тепловой энергии ответчик, возражая против удовлетворения требований истца, указал, что выполнил свои обязательства по оплате за тепловую энергию в пределах лимитов бюджетных обязательств.

Однако суд признал довод ответчика необоснованным по следующим основаниям.

Согласно пункту 8 части 1 статьи 93 Закона № 44-ФЗ закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случаях оказания услуг по водоснабжению, водоотведению, теплоснабжению, газоснабжению (за исключением услуг по реализации сжиженного газа), по подключению (присоединению) к сетям инженерно-технического обеспечения по регулируемым в соответствии с законодательством Российской Федерации ценам (тарифам), по хранению и ввозу (вывозу) наркотических средств и психотропных веществ.

В соответствии с указанными нормами стороны при заключении контракта определили, что оплата тепловой энергии производится потребителем за фактически принятое количество энергии в соответствии с тарифами, предусмотренными в контракте, в пределах выделенных лимитов бюджетных обязательств.

Дополнительным соглашением в контракт были внесены изменения в части увеличения цены контракта на 10 %.

Установленная при заключении контракта стоимость тепловой энергии, с учетом ее увеличения на 10 %, не обеспечила возмещение теплоснабжающей организации стоимости фактически потребленного ответчиком коммунального ресурса.

Между тем статьей 544 ГК РФ установлено, что абонент обязан оплатить фактически потребленный объем ресурса.

В данном случае истец является единственным поставщиком тепловой энергии и, кроме того, не мог прекратить отпуск коммунального ресурса, поскольку согласно пункту 1 Указа Президента Российской Федерации от 23.11.1995 № 1173 «О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства» ограничение или прекращение отпуска топливно-энергетических ресурсов (электрической и тепловой энергии, газа и воды), оказания услуг связи и коммунальных услуг воинским частям, учреждениям, предприятиям и организациям федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, считается действиями, нарушающими безопасность государства.

В пункте 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении исков о взыскании задолженности за поставленные товары (выполненные работы, оказанные услуги), предъявленных к учреждениям поставщиками (исполнителями), судам следует исходить из того, что нормы Бюджетного кодекса Российской Федерации, предусматривающие подтверждение и расходование бюджетных средств по заключенным учреждениями договорам только в пределах доведенных до них лимитов бюджетных обязательств и утвержденной сметы доходов и расходов, не могут рассматриваться в качестве основания для отказа в иске о взыскании задолженности при принятии учреждением обязательств сверх этих лимитов.

 

8. Направление заказчиком аукциона заявления в антимонопольный орган о включении победителя аукциона в Реестр недобросовестных поставщиков позволяет антимонопольному органу осуществление внеплановой проверки правильности проведения заказчиком процедуры аукциона по основаниям, не связанным с доводами жалобы (дело № А37-2028/2014).

Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации (далее – заявитель, заказчик) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения территориального органа антимонопольной службы (далее - антимонопольный орган).

Решением суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении требований было отказано.

Доводы заявителя сводятся к тому, что оспариваемое решение принято антимонопольным органом с превышением полномочий, поскольку оснований для проведения внеплановой проверки правильности проведения процедуры аукциона не было, так как в соответствии с частью 7 статьи 104 Закон № 44-ФЗ в случае расторжения контракта по причине одностороннего отказа заказчика от его исполнения уполномоченный орган вправе осуществлять проверку обоснованности расторжения контракта и соблюдение заказчиком процедуры такого расторжения. Также необоснованным, по мнению заявителя, является вменение ему нарушения части 6 статьи 69 Закона № 44-ФЗ ввиду отсутствия вменяемых нарушений при проведении аукциона (неполный пакет документов участников, допущенных к торгам).

Как следует из материалов дела и установлено судами, на официальном сайте заказчика было размещено извещение о проведении электронного аукциона по предмету «Выполнение строительно-монтажных работ по объекту «Центральный кислородный пункт ГБУЗ «Магаданская областная детская больница».

На участие в аукционе подано четыре заявки. Все заявки допущены к участию в открытом аукционе в электронной форме. Победителем электронного аукциона по результатам подведения итогов открытого аукциона в электронной форме было признано ООО «НТ».

15.07.2014 между заказчиком и участником закупки - ООО «НТ» (далее – подрядчик), был заключён государственный контракт по предмету аукциона. Согласно условиям государственного контракта срок исполнения работ исчисляется с момента заключения настоящего контракта. Конечный срок выполнения работ: пять месяцев с момента подписания настоящего контракта.

29.09.2014 в антимонопольный орган от органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, как заказчика строительно-монтажных работ, поступило обращение для решения вопроса о включении в Реестр недобросовестных поставщиков сведений об участнике закупки - ООО «НТ». В обоснование обращения заявитель указал на невозможность соблюдения подрядчиком сроков окончания работ к установленному в пункте 3.1 контракта сроку (к 15.12.2014), поскольку подрядчик в срок до 15.09.2014 не приступил к работам, за разрешением на строительство в органы местного самоуправления не обратился, в связи с чем, в соответствии с пунктом 12.1 контракта, статьёй 95 Закона № 44-ФЗ, статьями 715, 716, 717 ГК РФ, заказчик уведомил подрядчика об одностороннем отказе от исполнения государственного контракта письмом от 17.09.2014.

По результатам рассмотрения обращения и дополнительно запрошенных материалов Комиссией антимонопольного органа 13.10.2014 принято решение о не включении в Реестр недобросовестных поставщиков сведений, представленных заказчиком в отношении подрядчика - ООО «НТ».

Вторым пунктом указанного решения антимонопольный орган признал в действиях аукционной комиссии заказчика нарушение части 6 статьи 69 Закона № 44-ФЗ. Также было решено передать материалы дела должностному лицу антимонопольного органа для решения вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды пришли к следующему.

Согласно части 15 статьи 99 Закона № 44-ФЗ контрольный орган в сфере закупок вправе провести внеплановую проверку в случае, в том числе, поступления информации о нарушении законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок (пункт 2).

Из материалов дела следует, что антимонопольный орган, изучив обращение заказчика строительно-монтажных работ и представленные документы, обнаружил признаки нарушения заказчиком положений частей 12 и 13 статьи 95 Закона № 44-ФЗ, выразившиеся в нарушении порядка одностороннего отказа от исполнения контракта.

Именно в связи с этими обстоятельствами, то есть при получении информации от самого заказчика, антимонопольный орган на законных основаниях начал проведение внеплановой проверки спорной закупки. В связи с чем, доводы заказчика об отсутствии у антимонопольного органа полномочий по проверке законности процедуры определения поставщиков, судами отклонены правомерно.

В пункте 33.6 аукционной документации заказчиком установлено обязательное требование к участникам аукциона - наличие свидетельства саморегулируемой организации с допуском на работы по организации строительства, реконструкции и капитального ремонта привлекаемым застройщиком или заказчиком на основании договора юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем (генеральным подрядчиком).

Указанное свидетельство требуется и в составе второй части заявки на участие в аукционе (пункт 3 части 2 главы 4 «заказ на выполнение работ» аукционной документации).

Как установили суды, из оспариваемого решения антимонопольного органа следует, что заявка участника аукциона индивидуального предпринимателя С. не содержала в своём составе копии свидетельства саморегулируемой организации с допуском на работы по организации строительства, реконструкции и капитального ремонта привлекаемым застройщиком или заказчиком на основании договора юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем (генеральным подрядчиком).

В соответствии с пунктом 1 частью 6 статьи 69 Закона № 44-ФЗ заявка на участие в электронном аукционе признается не соответствующей требованиям, установленным документацией о таком аукционе, в случае непредставления документов и информации, которые предусмотрены пунктами 1, 3 ‒ 5, 7 и 8 части 2 статьи 62, частями 3 и 5 статьи 66 настоящего Федерального закона, несоответствия указанных документов и информации требованиям, установленным документацией о таком аукционе, наличия в указанных документах недостоверной информации об участнике такого аукциона на дату и время окончания срока подачи заявок на участие в таком аукционе.

Кроме того, требуемый документ должен был быть представлен на дату и время окончания срока подачи заявок, а не подведения итогов.

При этом также явились правомерными выводы судов относительно вопроса о наличии документов, подтверждающих полномочия на участие в спорном аукционе в отношении единоличного исполнительного органа участника аукциона ОАО «УСГЭССтрой», так как в составе документации к доверенности на участие в аукционе отсутствовал документ, подтверждающий факт предварительного согласования с генеральным директором управляющей организации ОАО «ЭСКО ЕЭС».

Суды посчитали, что основания для отклонения заявки данного участника у аукционной комиссии имелись, поскольку заказчиком не приняты во внимание необходимость соблюдения всех положений Закона № 44-ФЗ (в частности, пункта 5 части 2 статьи 61), а, следовательно, необходимость подтверждения участником аукциона полномочий всех уполномоченных на совершение спорных действий лиц, а заказчиком – проверки подтверждения таких полномочий.

Суды также пришли к выводу об обоснованности отказа антимонопольного органа во включении в Реестр недобросовестных поставщиков сведений, представленных в отношении победителя аукциона - ООО «НТ» в связи с несоблюдением заказчиком положений о надлежащем уведомлении подрядчика об одностороннем расторжении контракта.

Частью 9 статьи 95 Закона № 44-ФЗ закреплено право заказчика принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным ГК РФ для одностороннего отказа от исполнения отдельных видов обязательств, при условии, если это было предусмотрено контрактом.

Согласно части 12 статьи 95 Закона № 44-ФЗ решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта не позднее чем в течение трех рабочих дней с даты принятия указанного решения, размещается в единой информационной системе и направляется поставщику (подрядчику, исполнителю) по почте заказным письмом с уведомлением о вручении по адресу поставщика (подрядчика, исполнителя), указанному в контракте, а также телеграммой, либо посредством факсимильной связи, либо по адресу электронной почты, либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование такого уведомления и получение заказчиком подтверждения о его вручении поставщику (подрядчику, исполнителю).

Датой надлежащего уведомления признаётся дата получения заказчиком подтверждения о вручении поставщику (подрядчику, исполнителю) указанного уведомления либо дата получения заказчиком информации об отсутствии поставщика (подрядчика, исполнителя) по его адресу, указанному в контракте. При невозможности получения указанных подтверждения либо информации датой такого надлежащего уведомления признается дата по истечении тридцати дней с даты размещения решения заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта в единой информационной системе.

Согласно части 13 статьи 95 Закона № 44-ФЗ решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта вступает в силу и контракт считается расторгнутым через десять дней с даты надлежащего уведомления заказчиком поставщика (подрядчика, исполнителя) об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Пунктом 12.1 государственного контракта, заключённого между заказчиком и ООО «НТ», предусмотрено право заказчика принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством.

15.09.2014 заказчиком принято такое решение и информация об этом направлена подрядчику - ООО «Немецкие технологии», по почте заказным письмом с уведомлением о вручении, по адресу электронной почты, а также посредством факсимильной связи.

Судами установлено: заказное письмо, направленное почтовой связью, вручено подрядчику 25.10.2014; уведомления посредством факсимильной и электронной связи не подтверждают факт его вручения поставщику, поскольку сам по себе отчет об отправке факса не позволяет с достоверностью установить, что в адрес поставщика было направлено именно решение заказчика, а также факт его получения.

Вместе с этим суды установили, что в единой информационной системе решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта размещено 17.09.2015. Следовательно, суды обоснованно заключили, что решение считается вступившим в силу лишь 17.10.2014.

Обращение заказчика в антимонопольный орган о включении подрядчика - ООО «НТ», в Реестр недобросовестных поставщиков рассматривалось 13.10.2014, то есть до вступления вышеназванного решения в силу, что повлекло законный отказ в удовлетворении заявления заказчика.

 

9. Организатор торгов не вправе отказывать в допуске к участию в торгах по основаниям, не предусмотренным законодательством (дело № А37-507/2014)

Организатор торгов - конкурсный управляющий предприятия-банкрота (далее - организатор торгов, конкурсный управляющий), обратился в суд с заявлением к территориальному органу антимонопольной службы (далее – антимонопольный орган) о признании решения от 23.01.2014 недействительным.

В соответствии с оспариваемым в арбитражном суде решением, комиссия антимонопольного органа признала действия организатора торгов, выразившихся в принятии решения об отказе в допуске адвокатского бюро к участию в торгах по причине несоответствия заявки на участие в торгах и представленных заявителем документов установленным к ним требованиям, нарушением Порядка проведения открытых торгов в электронной форме при продаже имущества (предприятия) должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, утверждённого Приказом Минэкономразвития России от 15.02.2010 № 54.

Обосновывая свои требования, конкурсный управляющий указал, что адвокатское бюро при подаче заявки для участия в торгах 25.12.2013 направило выписку из ЕГРЮЛ от 01.11.2013, которая не соответствовала пункту 1 Приложения № 2 к Правилам ведения Единого государственного реестра юридических лиц и пункту 12 статьи 110 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), в соответствии с которыми выписка должна быть достоверной, а значит должна содержать все сведения обо всех записях, внесённых в реестр к моменту выдачи выписки.

По мнению конкурсного управляющего, антимонопольный орган при рассмотрении жалобы проигнорировал факт, что у вновь организованного лица уставный капитал в два раза меньше стоимости лотов, по которым поданы заявки, что свидетельствует о невозможности оплатить в полной мере приобретаемые лоты.

Также конкурсный управляющий указал, что в соответствии с пунктом 3.1 Устава адвокатского бюро конкурсная деятельность по лотам не входит в цели некоммерческого партнёрства.

Вступившим в законную силу решением суд отказал организатору торгов в удовлетворении заявленного требования в силу следующего.

Порядок продажи имущества должника в ходе процедур банкротства регламентируется положениями Закона о банкротстве, а также Порядка проведения открытых торгов в электронной форме при продаже имущества (предприятия) должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, утверждённого Приказом Минэкономразвития России № 54 от 15.02.2010 (далее - Порядок).

Так, в соответствии с пунктом 11 статьи 110 Закона о банкротстве, пунктом 2.3 Порядка, документы, прилагаемые к заявке, должны быть представлены в форме электронного сообщения, подписанного электронной цифровой подписью. Требований к формату, в котором должны быть сохранены электронные документы, в законодательстве не содержится. Отсутствуют такие требования и в заявке на проведение торгов. В связи с чем, вывод антимонопольного органа о том, что документы, приложенные к заявке адвокатского бюро, сохранены в формате JPG, не могут являться основанием для отказа в допуске к участию в торгах, суд признал обоснованным.

В соответствии с пунктом 11 статьи 110 Закона о банкротстве, к заявке на участие в торгах должна прилагаться, в том числе, копия выписки из единого государственного реестра юридических лиц (для юридического лица). Указания на то, что к выписке из ЕГРЮЛ должны быть приложены перечисленные в данной выписке документы, нормативные акты не содержат. В связи с чем суд пришёл к выводу, что организатором торгов неправомерно отказано в допуске к торгам по причине непредставления вместе с заявкой учредительного договора, уведомления о регистрации в качестве страхователя в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации и т.п.

Подпунктом «б» пункта 4.3 Порядка установлено, что заявка на участие в открытых торгах должна содержать, в том числе, действительную на день представления заявки на участия в торгах выписку из ЕГРЮЛ или засвидетельствованную в нотариальном порядке копию такой выписки (для юридического лица). Срок действия выписки из ЕГРЮЛ в целях представления её в качестве документа, необходимого для участия в торгах при продаже имущества должника законодательно не установлен. Заявка на проведение торгов также не устанавливает указанного срока.

Таким образом, суд пришёл к выводу, что отказ организатора торгов в допуске к участию в торгах по мотиву истечения срока действия выписки из ЕГРЮЛ, противоречит действующему законодательству.

В соответствии с п.3.1 Порядка, для проведения открытых торгов организатор торгов представляет оператору электронной площадки заявку на проведение открытых торгов в форме электронного документа.

Согласно п.3.4 Порядка, к заявке на проведение открытых торгов прилагаются подписанные электронной цифровой подписью организатора торгов договор о задатке и проект договора купли-продажи имущества (предприятия) должника.

Пунктом 4.7 Порядка установлено, что для участия в открытых торгах заявитель представляет оператору электронной площадки в электронной форме подписанный электронной цифровой подписью заявителя договор о задатке. Заявитель вправе также направить задаток на счета, указанные в сообщении о проведении торгов без представления подписанного договора о задатке. В этом случае перечисление задатка заявителем в соответствии с сообщением о проведении торгов считается акцептом размещённого на электронной площадке договора о задатке.

Как следует из материалов дела, адвокатское бюро 25.12.2013 перевело задатки по торгам в соответствии с условиями конкурса на расчётный счёт, указанный в заявках на проведение торгов, т.е. п.4.7 Порядка в данном случае был соблюдён, в связи с чем, отказ организатора торгов в допуске к участию в торгах по данному основанию является неправомерным.

Согласно пункту 4 статьи 132 Закона о банкротстве социально значимые объекты продаются в порядке, установленном статьёй 110 данного Закона. При этом обязательными условиями конкурса по продаже указанных объектов являются обязательства покупателей обеспечивать надлежащее содержание и использование таких объектов в соответствии с их целевым назначением, а также выполнение иных устанавливаемых в соответствии с законодательством Российской Федерации обязательств.

В силу подпункта «а» пункта 4.3 Порядка, заявка на участие в открытых торгах должна содержать обязательство участника открытых торгов соблюдать требования, указанные в сообщении о проведении открытых торгов. Данное условие было выполнено адвокатским бюро, ввиду чего суд пришёл к выводу, что отклонение организатором торгов заявки адвокатского бюро по основанию отсутствия обязательства участника на выполнение условий конкурса является неправомерным.

Суд также признал обоснованным вывод антимонопольного органа о том, что открытая форма торгов не предусматривает наделение организатора торгов полномочиями по анализу хозяйственного положения участников торгов, их видов деятельности, возможностей для осуществления такой деятельности. По аналогичным основаниям не могут быть признаны обоснованными доводы организатора торгов о превышении стоимости лотов над стоимостью уставного капитала адвокатского бюро и невозможности оплатить в полной мере приобретаемые лоты.

С учётом вышеизложенного суд пришёл к выводу, что у организатора торгов отсутствовали предусмотренные пунктом 12 статьи 110 Закона о банкротстве, пунктом 5.3 Порядка основания для принятия решения об отказе в допуске адвокатского бюро к участию в торгах.

 

10. Непредставление участником аукциона необходимых документов влечёт признание его заявки не соответствующей требованиям документации об аукционе и сведениям, содержащимся в реестре аккредитованных участников (дело № А37-982/2014)

Хозяйственное общество (далее – заявитель, общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения территориального органа антимонопольной службы (далее – антимонопольный орган) от 28.03.2014, которым признана необоснованной жалоба заявителя на действия заказчика, уполномоченного органа при проведении аукциона в электронной форме.

Вступившим в законную силу решением суд отказал обществу в удовлетворении заявленного требования в силу следующего.

14.02.2014 заказчиком - администрацией муниципального образования было размещено извещение о проведении электронного аукциона «Поставка вахтового автобуса УСТ-54535 или эквивалент для нужд администрации».

В соответствии с протоколом подведения итогов открытого аукциона в электронной форме от 13.03.2014 в результате рассмотрения вторых частей заявок, заявка участника закупки с порядковым номером 7 (общества) признана несоответствующей по двум основаниям:

1. Не представлен документ, подтверждающий отсутствие у участника недоимки по налогам, сборам, задолженности по иным обязательным платежам в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации за прошедший (2013) календарный год, размер которых превышает 25% балансовой стоимости активов участника, по данным бухгалтерской отчетности за последний отчетный период. Обществом была представлена соответствующая декларация только за 2012 год.

2. Не представлены сведения об отсутствии у участника закупки судимости за преступления в сфере экономики, а также неприменении наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, которые связаны с поставкой товара, являющегося объектом осуществляемой закупки, и административного наказания в виде дисквалификации.

Доводов и доказательств, опровергающих указанные обстоятельства, в материалы дела не представлено.

На основании пункта 7 части 1, частей 2 и 8 статьи 31 и частей 2 и 7 статьи 69 Закона № 44-ФЗ суд пришёл к выводу о том, что заявка общества, как участника закупки, не соответствует требованиям данного закона.

При этом суд в процессе рассмотрения дела также установил, что в нарушение части 8 статьи 69 Закона № 44-ФЗ, членами аукционной комиссии в протоколе подведения итогов не прописаны положения документации о таком аукционе, а также не зафиксированы конкретные правовые нормы Закона № 44-ФЗ, которым именно не соответствует участник закупки.

 

11. Определение заказчиком в конкурсной документации комплектности объекта закупки не устанавливает его технических или качественных характеристик и показателей, а следовательно, не может рассматриваться как нарушение заказчиком описания объекта закупки в части объективности и нарушением требования части 2 статьи 33 Закона о контрактной системе (дело № А37-2291/2014).

Администрация муниципального района (далее – администрация района) обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным и отмене решения и предписания от 11.12.2014, вынесенных территориальным органом антимонопольной службы (далее – антимонопольный орган).

Решением суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования были удовлетворены. При этом суды исходили из следующего.

Как видно из материалов дела и установлено судами, 12.11.2014 администрация района, действуя в качестве уполномоченного органа и в интересах заказчика (администрации поселения), разместила на официальном сайте www.zakupki.gov.ru извещение и конкурсную документацию о проведении открытого конкурса на проведение работ по модернизации системы теплоснабжения поселения – установке блочно-модульного резервного источника теплоснабжения на основе индукционных электрокотлов 6 кВ общей мощностью 10,4 МВт.

04.12.2014 проведена процедура вскрытия конвертов с заявками на участие в указанном конкурсе. По результатам конкурсной комиссией составлен протокол, согласно которому поступила одна заявка на участие от ЗАО «ЗСТМ». По итогам рассмотрения данной заявки конкурсной комиссией, согласно протоколу от 05.12.2014, было принято решение о ее соответствии требованиям и условиям, установленным конкурсной документацией.

Ранее, 03.12.2014, ООО «БК» обратилось в антимонопольный орган с жалобой на действия заказчика, уполномоченного органа, конкурсной комиссии при проведении названного конкурса, в результате чего антимонопольный орган вынес оспариваемые решение и предписание от 11.12.2014, признав жалобу обоснованной, а действия заказчика - нарушающими положения пункта 1 части 1 статьи 50, частей 1, 2 статьи 33 Закона № 44-ФЗ.

Так, в силу положений пункта 1 части 1 статьи 50 Закона № 44-ФЗ, конкурсная документация наряду с информацией, указанной в извещении о проведении открытого конкурса, должна содержать, в том числе, наименование и описание объекта закупки и условий контракта в соответствии со статьей 33 данного закона.

Частью 1 статьи 33 Закона № 44-ФЗ установлены правила описания заказчиком объекта закупки в документации. Частью 2 этой же статьи оговорено, что документация о закупке должна содержать, помимо прочего, показатели, позволяющие определить соответствие закупаемых товаров, работ, услуг установленным заказчиком требованиям.

Антимонопольный орган нарушения перечисленных выше норм Закона № 44-ФЗ усмотрел в неполном указании заказчиком в Приложении № 5 «Комплектность электрокотельной индукционной модульной 10,4 МВт» в конкурсной документации технических характеристик оборудования, что, по мнению управления, влечёт за собой ограничение количества потенциальных участников закупки.

Суды признали данные выводы ошибочными, при этом обоснованно исходили из того, что объектом закупки являются не отдельные элементы электрокотельной, а модернизация в целом системы теплоснабжения поселения – установка блочно-модульного резервного источника теплоснабжения на основе индукционных электрокотлов 6 кВ общей мощностью 10,4 МВт. Судами было учтено наличие в пункте 9 информационной карты указания на определение требований к качественным и иным характеристикам товаров и их показателям непосредственно в Приложении № 2 к названной информационной карте (Техническое задание).

При этом ссылки в конкурсной документации на товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, патенты, полезные модели, промышленные образцы, наименование места происхождения товаров или наименования производителя, а также требования о соответствии отдельных материалов и оборудования техническим условиям, содержат, как указали суды, оговорку «или аналог» и носят рекомендательный характер, что не противоречит статье 33 Закона № 44-ФЗ.

Функциональные, технические и качественные характеристики объекта, в том числе, необходимые показатели соответствия требованиям, выставленным заказчиком, были отражены в пунктах 14 и 18 Технического задания, являющегося неотъемлемой частью конкурсной документации. В то время как Приложение № 5, на содержание которого обращает внимание антимонопольный орган, вопреки утверждению последнего, не устанавливает технических или качественных характеристик и показателей объекта закупки, а определяет комплектность электрокотельной индукционной модульной 10,4 МВт.

Кроме того, суды установили, что ООО «БК», подавшее жалобу в управление на действия заказчика, уполномоченного органа, в спорной закупке участие не принимало.

Как верно указали суды, одним из принципов контрактной системы в сфере государственных закупок является эффективность их осуществления и результативность, а не максимальное количество участников.

Кроме того, суды установили, что антимонопольный орган в нарушение требований пункта 3.39 административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по рассмотрению жалоб на действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, конкурсной, аукционной или котировочной комиссии, оператора электронной площадки при размещении заказа на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг, в том числе при размещении заказов на энергосервис, для государственных, муниципальных нужд, нужд бюджетных учреждений, утверждённого Приказом ФАС России от 24.07.2012 № 498, не указал, в чём именно выразились нарушения заказчиком описания объекта закупки в части объективности, каким конкретно образом нарушены требования части 2 статьи 33 Закона о контрактной системе.

 

12. Включение в Реестр недобросовестных поставщиков возможно только в случае установления факта умышленного уклонения поставщика от заключения контракта (дело № А37-1777/2015).

Муниципальное бюджетное учреждение (далее – заявитель, заказчик), обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения от 21.08.2015, вынесенного территориальным органом антимонопольной службы (далее – антимонопольный орган).

Согласно оспариваемому решению, Комиссия антимонопольного органа решила не включать в Реестр недобросовестных поставщиков сведения об участнике закупки - ООО «АП».

Решением суда в удовлетворении заявленных требований было отказано. При этом суд исходил из следующего.

Уполномоченным органом муниципального образования на официальном сайте было размещено извещение о проведении электронного аукциона «Оказание услуг по техническому обслуживанию фонтанов, расположенных в местах массового отдыха на территории города Магадана, для нужд муниципального бюджетного учреждения».

Победителем аукциона было признано ООО «АП».

В соответствии с частью 2 статьи 70 Закона № 44-ФЗ, в течение пяти дней с даты размещения в единой информационной системе указанного в части 8 статьи 69 настоящего Федерального закона протокола заказчик размещает в единой информационной системе без своей подписи проект контракта, который составляется путем включения цены контракта, предложенной участником электронного аукциона, с которым заключается контракт, информации о товаре (товарном знаке и (или) конкретных показателях товара), указанной в заявке на участие в таком аукционе его участника, в проект контракта, прилагаемый к документации о таком аукционе.

20.07.2015 ООО «АП» направило протокол разногласий.

24.07.2015 ООО «АП» направило второй протокол разногласий, т.е. по истечении тринадцати дней с даты размещения в единой информационной системе протокола подведения итогов. Кроме этого, ООО «АП» не направило документ, подтверждающий предоставление обеспечения исполнения контракта.

Согласно части 13 статьи 70 Закона № 44-ФЗ победитель электронного аукциона признается уклонившимся от заключения контракта в случае, если в сроки, предусмотренные настоящей статьей, он не направил заказчику проект контракта, подписанный лицом, имеющим право действовать от имени победителя такого аукциона, или направил протокол разногласий, предусмотренный частью 4 настоящей статьи, по истечении тринадцати дней с даты размещения в единой информационной системе протокола, указанного в части 8 статьи 69 настоящего Федерального закона, или не исполнил требования, предусмотренные статьей 37 настоящего Федерального закона (в случае снижения при проведении такого аукциона цены контракта на двадцать пять процентов и более от начальной (максимальной) цены контракта).

На основании изложенного, 27.07.2015 заказчиком был составлен протокол отказа от заключения контракта с ООО «АП».

Таким образом, заказчиком были соблюдены требования статьи 70 Закона № 44-ФЗ.

В тоже время, суд признал правомерным доводы антимонопольного органа, установившего, что при размещении проекта контракта, заказчиком допущена техническая ошибка, в результате которой часть позиций дефектной ведомости были смещены и не соответствовали смете, которая является неотъемлемой частью аукционной документации. Установив данное несоответствие, ООО «АП» своевременно (в срок до 21.07.2015) не разместило протокол разногласий с целью устранения выявленной технической ошибки заказчика, но по объективным причинам:

- ошибочное указание оператором электронной площадки регламентного срока, как для подписания контракта, так и для размещения нового протокола разногласий 25.07.2015 (то есть срока, за пределы которого ООО «АП» не вышло);

- принятие поставщиком действий, направленных на получение исполнения обеспечения контракта: переписка с банком, оплата услуг банка за предоставление банковской гарантии;

- отказ банка в выдаче банковской гарантии именно в связи с выявленными техническими ошибками в проекте контракта, допущенными самим муниципальным заказчиком.

Поэтому довод заявителя о том, что ООО «АП» умышленно затягивало подписание контракта в связи с невозможностью представить обеспечение исполнения контракта (отсутствие банковской гарантии) антимонопольный орган находит необоснованной.

В материалах дела имеется копия платежного поручения № 62 от 20.07.2015 за оформление документов и предоставление банковской гарантии, проект договора от 20.07.2015 о предоставлении банковской гарантии. Данные документы, по мнению антимонопольного органа, свидетельствуют о намерении ООО «АП» получить банковскую гарантию для обеспечения исполнения контракта. О наличии технической ошибки стороны по делу узнали только из отказа банка о предоставлении банковской гарантии.

Документов, подтверждающих умышленное затягивание ООО «АП» подписание контракта, заявителем представлено не было.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 30.07.2001 № 13-П и от 21.11.2002 № 15-П, при рассмотрении вопроса о признании участника размещения заказа уклонившимся от заключения государственного контракта уполномоченный орган государственной власти не должен ограничиваться формальным установлением факта нарушения закона и обязан исследовать все обстоятельства дела, дав оценку существенности нарушения, степени вины участника, ущербу, нанесенному государственному заказчику.

При таких обстоятельствах суд пришёл к выводу, что ООО «АП» не может считаться уклонившимся от заключения контракта.

Решение суда не вступило в законную силу.



Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе

Выписка из егрюл в электронном виде для участия в конкурсе